Мертвые молчат

В мае прокуратура области передала в суд уголовное дело об одном довольно заурядном разбойном нападении, которое, как считают некоторые специалисты, положило начало прошлогодней криминальной войне в Самаре. Впрочем, даже теперь официальные источники весьма неохотно комментируют те события, которые, по мнению источников неофициальных, заметно повлияли на расклад сил в преступных кругах города

 

СЕГОДНЯ УСТЬ-КИНЕЛЬСК ГУЛЯЕТ

В последнюю субботу июля в окрестностях поселка Усть-Кинельский наблюдалось заметное оживление: на лоне природы отдыхали компании горожан, поглощавших, как водится, немыслимое количество шашлыков и спиртного. На этой почве и возник инцидент, нарушивший всеобщее единение с природой: некий подвыпивший гражданин, вознамерившийся, вероятно, посетить ближайший магазин на личных 'Жигулях', едва не сбил случайно оказавшуюся у дороги женщину с детской коляской. Увидев такое, два родственника женщины сели в джип, быстро догнали 'Жигули', выволокли наружу пьяного водителя и отобрали у него ключи от машины. Но на том дело не кончилось: дорогу джипу преградила подлетевшая 'восьмерка', из которой вылез детина с обритой головой и цепью на шее, род занятий которого сомнений не вызывал. Ключи от 'Жигулей' тут же оказались у него, а физиономии противников подверглись побоям.
Тем не менее торжествовать ему пришлось недолго: к месту баталии подоспел второй джип, из которого, по словам очевидцев, вышел человек с ружьем, каковое, видимо, и стало решающим аргументом в споре. Бритоголовому джентльмену вместе с его друзьями и подругами поневоле пришлось прервать уик-энд и ретироваться. Но проигравшая сторона пригрозила своим оппонентам скорой и жестокой расправой, и, забегая вперед, надо сказать, что это обещание было выполнено.

Спустя три дня ранним утром обладателя ружья (назовем его, к примеру, Сергеем) поджидало сразу несколько машин у его дома на улице Гагарина. Не успел молодой человек выйти из подъезда, как на него набросились два человека, одним из которых был недавний бритоголовый знакомец.

Насильно усадив Сергея в машину, его избили и, пригрозив пистолетом, заявили, что в качестве компенсации за якобы нанесенное оскорбление ему придется расстаться со своим новеньким джипом. Делать было нечего, и в течение нескольких часов машина была переоформлена на имя некоего Андрея Сербина, который, выйдя из нотариальной конторы, сразу же сел за руль и исчез из поля зрения компетентных органов почти на год.
Тем не менее семья Сергея не пожелала смириться с таким насилием: они обратились в милицию, и джип был заявлен в розыск. Впрочем, все понимали, что шансы на успех ничтожно малы.
КОГДА ИДУ Я В БАЛАГАН, Я ЗАРЯЖАЮ СВОЙ НАГАН
Не полагаясь только на милицию, Сергей обратился за помощью к одному из своих бывших одноклассников, который охотно согласился посодействовать в возвращении машины. Он же 'вычислил', что тот запомнившийся лысый бандит по имени Олег, скорее всего, принадлежит к довольно известной преступной группировке и вместе с другими 'торпедами' обычно коротает время в пивбаре под Кинелем. Взяв двух приятелей, защитник потерпевшего направился туда.
Как рассказали потом многие свидетели, приехав к пивнушке на 'девятке', 'самарские' уверенно вошли внутрь, где, вероятно, нашли интересующего человека. Какой состоялся разговор, никто из посторонних не слышал, однако, возвращаясь в машину, гости явно торопились и отъехали от бара на большой скорости. Следом за ними из пивнушки выбежало человек десять местных, которые, рассевшись по машинам, бросились в погоню.
'Девятку' настигли уже на шоссе, и в окне одного из преследовавших автомобилей показался ствол автомата - беглецов начали хладнокровно расстреливать. Когда на место происшествия прибыли сотрудники районной милиции, машина с 'самарскими' лежала в кювете, со всех сторон прошитая очередями. В салоне были три трупа.
В кармане одного из убитых оперативники нашли доверенность на пользование автомобилем, подписанную Сергеем. Так милиции удалось установить личности погибших, а семья Сергея узнала, какая страшная участь постигла их защитников.

Прокуратура Кинельского района возбудила по факту убийства уголовное дело, но преступление так и не было раскрыто. А эпизод с разбойным нападением и переоформлением джипа позже выделили в отдельное производство и передали материал в облпрокуратуру. По этому делу были арестованы три человека, в том числе и Олег - впрочем, не исключено, что под суд пойдут лишь двое.

На этом вполне можно было бы поставить точку, если бы расстрел под Кинелем, как считают осведомленные люди, не положил начало большой войне между двумя влиятельными преступными группировками Самары. По некоторым сведениям, убитые были членами 'бригады' известного 'авторитета' по кличке Ильич.
А ЕСЛИ БУДУТ БЕСПОКОИТЬ, ТО СТРЕЛЯЙ
Конец прошлого лета принес местным правоохранительным органам большие хлопоты. За две недели в Самаре произошла целая серия убийств, очень напоминавших бандитские разборки.
Ночью 4 августа у подъезда своего дома на ул. Ташкентской несколькими выстрелами в спину был убит Владислав Т., работавший водителем у некоего крупного бизнесмена. Следующей ночью патрульно-постовая служба Советского РОВД обнаружила во дворе дома на ул. Физкультурной 'Ниву', в которой находился труп с огнестрельной раной головы. Второй труп с простреленной грудью лежал под машиной. Как выяснилось, одним из погибших был уроженец Ингушетии Изы Г., другим - его самарский приятель Сергей П. А буквально через несколько часов из того же самого двора в больницу им. Калинина с огнестрельным ранением головы был доставлен Ахмед Г., тоже ингуш по национальности.
Неделю спустя милицейские сводки пополнились сообщениями о новых жертвах. Вечером 12 августа работники Октябрьского медвытрезвителя сообщили в дежурную часть РОВД, что со стороны ул. 8-я Радиальная доносятся автоматные очереди. Через несколько минут туда прибыла опергруппа в сопровождении бригады СОБРа. Они успели лишь к развязке баталии, когда разбросанные гильзы еще дымились, но никого из уцелевших участников перестрелки уже не было. На поле боя остались один убитый - житель Самары Олег Ш. - и двое тяжелораненых - уроженец Ингушетии Рустам А. и Талгир Г. (последний скончался по дороге в больницу). Спустя два дня самарская милиция вновь была поднята на ноги: рано утром на ул. Горной неизвестные расправились с двумя коммерсантами прямо в офисе их фирмы. Жертвами вновь оказались кавказцы, на этот раз чеченцы - они работали в фирме, специализирующейся на операциях с нефтью. Ее прежний директор - кстати, родственник одного из погибших - был еще в 1995 году убит в Москве.
Разумеется, все эти события не остались без внимания самарских СМИ. Информация, мелькавшая в прессе, была довольно противоречивой, но потом ситуацию вроде бы прояснили высшие чины УВД. На нескольких пресс-конференциях прозвучала информация о том, что большинство погибших в перестрелках были членами преступных группировок. Милиция охарактеризовала происшедшее как крупную разборку между двумя бандами - местной, предположительно 'ильичевской', и чеченской. Выдвигалась версия, что между двумя этими бригадами вновь обострилась борьба за сферы влияния.
У БАНДИТОВ НЕТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ

Ситуация вскоре осложнилась самым неприятным для властей образом. В администрацию президента РФ, губернатору Самарской области и начальнику облУВД поступили письма от чеченской общины в Самаре. В них выражалось 'беспокойство по поводу творящегося в городе и области беспредела по отношению к чеченцам, ингушам, а также их друзьям разной национальности' и указывалось, что 'милиция не способна противостоять силам, заинтересованным в дестабилизации обстановки'. Автор письма требовал принять меры к защите конституционных прав граждан. Послание было подписано Саидом Центроевым, которого в тот период считали главой чеченской диаспоры в Самаре.

Некоторую двусмысленность ситуации придавала предыстория отношений правоохранительных органов с этим человеком, которого в милиции считали лидером 'чеченской' группировки. В 1994 году после самой громкой 'разборки' с участием Саида Центроева Кировская районная прокуратура выдала санкцию на его арест в связи с убийством другого 'авторитета' - Константина Раевского. Однако Центроев скрылся и объявился в Самаре лишь весной 1997 года, после того, как областная прокуратура сняла с него все обвинения - за то, что Центроев помог вызволить из чеченского плена четырех российских военных. В итоге он получил официальный статус главы чеченской общины и представителя Ичкерии в Самаре. Любопытно, что после возвращения Центроева в город у него сложились достаточно теплые отношения с начальником правового отдела Самарской губернской Думы Арсеном Рамазановым, хотя прежде они не питали друг к другу симпатий. По данным милиции, последний даже выхлопотал нескольким людям из саидовской бригады удостоверения общественных помощников депутатов губдумы, а они за это осуществляли его охрану.
Конечно, доказать это документально пока затруднительно, но, как утверждали в тот период компетентные органы, противником бригады Ильича в разразившейся войне была именно многонациональная группировка Центроева, в которую входили чеченцы, ингуши и коренные самарцы.
'СО' не располагает данными о том, как продвигалось и чем закончилось расследование всех этих убийств. Известно лишь, что в сентябре прошлого года сотрудники Управления по борьбе с организованной преступностью задерживали по подозрению в причастности к убийству на ул. Горной известного предпринимателя Никиту Хведчика. Однако его скоро освободили, принеся извинения.
Ну, а последний акт этой кровавой истории известен всем.
Ноябрьским вечером 1997 года на ул. Полевой на глазах многочисленных прохожих были расстреляны два человека, находившиеся в машине 'Ниссан-Максима'. Когда на место происшествия прибыли руководители УВД, они с изумлением обнаружили, что убитыми оказались Ильич и другой крупный 'авторитет' - Марат Вагапов. Вскоре был задержан и исполнитель - по некоторым сведениям, известный по всей России киллер.
Разумеется, милиция сразу начала рассматривать версию о том, что Ильича убили именно в связи с недавней 'войной', но подтверждения она так и не получила, а исполнитель, естественно, заказчиков не назвал.
Правоохранителям удалось довести до логического конца лишь тот малозначительный эпизод, с которого, по их мнению, все и началось.

Евгений Лисин, известный в преступных кругах под кличкой Ильич, родился в 1965 г. в Новокуйбышевске. Начинал карьеру с мелкого вымогательства, в разное время входил в группировки таких известных 'авторитетов', как Константин Беркут и Сергей Яшин (Дохлый). В 1992 году Ильича подозревали в организации взрывов магазинов группы 'Захар'.

В 1995 году в союзе с братьями Курсаковыми Ильич попытался захватить часть сферы влияния Дохлого. Через некоторое время он снова примкнул к вернувшемуся из заключения Беркуту. Даже среди бандитов Ильич считался человеком необузданным, или, на их языке, 'отморозком'. Говорили, например, что на 'стрелках' он без особого повода мог выстрелить в ногу или руку своему оппоненту. Интерес правоохранительных органов к его персоне возрастал год от года, Лисина несколько раз задерживали, в частности, по подозрению в незаконном хранении оружия, но он всегда скоро оказывался на свободе. Влияние Ильича в криминальном мире Самары стало резко возрастать где-то в начале 1996 года. Часть наблюдателей связывает это с его закулисным участием в некоторых выборных кампаниях. Лисина убили осенью 1997 года, когда он находился на пике своей криминальной карьеры.